Пусть говорят или последняя ода А. Малахову

Пусть говорят или последняя ода А. Малахову.  (ТУХЛАЯ СЕНСАЦИЯ)

Задался я как-то вопросом: что же интересует нашего среднестатистического гражданина? Какие у него интересы и те самые высокие культурно-нравственные запросы, которые перевешивают пресловутые, низменные материальные потребности.

… Перелистал газеты, послушал радио, просмотрел телепрограмму. … Очень, знаете ли, интересная закономерность вырисовывается. … Вы думаете, его занимают полёты на Марс, научные открытия или шедевры искусства? … Вот и ошибаетесь. … Ничуточку! … Плевать он хотел на тонны с домны, центнеры с гектара и литры с удоев! … Не волнуют его ни войны, ни политика, ни экономика. … Ему подавай шоу. … Да поострей! … Чтоб перец с солью, чтоб шило в задницу, чтоб колбасило по полной, чтоб кишки выворачивало наизнанку. … И грязи с дёгтем не жалеть.
Потребитель требует душераздирающей сенсации с гнилой пошлятинкой и, истерично давясь дешёвой «похлёбкой», хавает её, не зная меры, не разбирая вкуса, позабыв о приличиях. … Выбирай – не хочу! … «Банный день», «Семинария болтологии», «Большая прачечная», «Половые сношения», «Тусовка брошенных баб», «Россказни в интиме», «Толпа жаждет клубнички», «Горячие девки», «Петушки», «Не гони пургу», «Член или многочлен», «Трухлявая изба», «Бордельные истории», «Уголовщина», «Бородатые слухи». … Средства массовой информации забиты под завязку третьесортной похабщиной, выплескивая всё новые и новые «мыльные» проекты. … Обнаженные бюсты, бритые подмышки, волосатые лобки, пьяные хари, похотливые взоры. … Жестокие убийства, громкие скандалы, супружеские разборки. … Море соплей, реки крови, ручьи слёз. … Разоблачение, в прямом и переносном смысле, двигатель инстинктов, интересов, рекламы и рейтингов. И запашок…. Мерзкий…. Деньги, деньги, деньги — решают всё!
«Желтый проект», нередко с розово-голубыми оттенками, успешно «мочит» политику с экономикой, нокаутирует киношно-мультяшных конкурентов, обгоняет по виражу спорт с физкультурой, торпедирует непотопляемый авианосец навязчивого юмора, разрушая в пыль последние бастионы морали и этики, нравственности и просвещения. … Победа – полная, капитуляция – безоговорочная!
Телекамеры с фотоаппаратами суетливо спешат заглянуть под бюстгальтеры и юбки, стараются бесцеремонно влезть в трусы и брюки. Микрофоны хамски копаются душах и судьбах, выискивая пикантные детали, взрывной компромат, щекотливые подробности. … Это ж, неописуемое удовольствие порыться в чужом грязном белье великих, покопаться в помойном ведре «звезд», сунуть нос под одеяло кумира, взглянуть на личную жизнь обычного человека в щёлочку, лучше тогда, когда он с кем-то спит, моется в ванне или сидит на толчке. … Раздвинь пошире ноги, и успех обеспечен! … Ох, ох, ох! … Ах, ах, ах! … Ух, ух, ух! … Хи-хи, ха-ха. … О-о-о-о-о-о! … Ну, ничего себе…!
……
Цирк, так цирк…. Раз народ требует сенсации, — дадим ему сенсацию….
……
Итак…. Приготовились! … Мотор! … Камера! … Пошли!
……
Впервые на широкоформатном экране…. Говорит и показывает…. Слушайте и смотрите…. В эфире глухариное ток-шоу на лесной поляне – «Тухлая помойка», и его бессменный ведущий — Липунюшка! … Встречайте!!!
……
Жаждущие-страждущие потребители, истекая густыми слюнями с липким потом, расселись по скамейкам, и, разинув рты, ожидали очередного, сногсшибательного, умопомрачительного супер-шабаша….
……
На сцене, под сиянием ослепительных софитов, развалясь в креслах, полулежали главные действующие лица и особо важные персоны из «сливок» сказочного гламурного общества. … Змей Горыныч, Кощей Бессмертный, Соловей-разбойник, Колобок, Баба-Яга, Емеля, и целый набор красавиц от Елены Прекрасной до Василисы Премудрой.
Взлохмаченно-замысловатые чудо-прически, размалёванные в боевой окрас, растянутые пластикой до уродства рожи, татуированные «ужастиками» тела, вызывающе яркие, залакированные когти пробуждали ассоциации с племенами австралийско-африканских аборигенов, непрозрачно намекая на генетическую связь сих «продвинутых» особей с тропической флорой-фауной мезозойского периода и пещерными неандертальцами палеозойской эры. … От блеска заморской бижутерии рябило в глазах, кожа, замша, меха ужасали космической безвкусицей и такими же галактическими ценам. Бриллиантовые бирюльки обжигали сердца чёрной завистью, золото гипнотически пленяло парализованное сознание, супермодные «прикиды» переливались всеми цветами ядовитой радуги, заставляя биться в экстазе зависти многочисленную зрительскую аудиторию. … То есть, налицо, «без тупого базара», «понтов», «крутой распальцовки», топорщась полуоткрытыми прелестями и ещё кое-чем, о чём из морально-этических соображений приходиться умолчать, пёрла волосатым мурлом во все щели сама культур-мультур высочайшей – девяносто девятой пробы! … Клейма негде ставить!
……
Собственно, как гласили афиши с анонсами, само глухариное шоу «Тухлая помойка» было посвящено не супергостям, а сказочному герою Ивану. Талантливому актёру, гениальному поэту, писателю от бога, и просто – душевному, хорошему человеку. … В скольких былинах и сказках сыграл он ролей дурачков, царевичей, богатырей – ни словом сказать, ни пером описать. … Бесчисленные путешествия, многотысячные концерты, гигантские стадионы, аншлаговые выступления. … Исколесил не токмо своё царство-государство, но и весь белый свет объездил с гастролями, фильмами и спектаклями. … Бешенная слава летела впереди него птицей счастья….
Огромные толпы фанатичных поклонников караулили автограф у крыльца, встречали цветами и оркестрами, носили на руках, кидались на шею, лезли с поцелуями, рвали кафтан на сувениры. … Что тут сказать? … Заслужил по праву.
Однако было в этом всеобщем обожании-почитании одно слабое звено, то, что идет сразу после «огня» и «воды». … «Медные трубы»! … Не зря бытует выражение: слава губит. … Ведь, согласитесь, каждая свинья, баран или курица норовит не только к гению лапой прикоснуться, лизнуть языком в уста, обнюхать зад пятачком, но ещё и выпить с ним на брудершафт — «за уважение». … А человек, по натуре, он существо безвольное – отказать стесняется, обидеть не может. … На том и погорел синим пламенем наш Иван, не зная меры. … Заигрался с градусом, да и не смог вовремя из роли выйти. … Спустил всё – до последней нитки!
Запутался в интригах, погряз в сплетнях. Покинут — позаброшен был всеми, обруган, раскритикован, облит помоями и вычеркнут навсегда из гламурной памяти. … Почудил ещё чуток по пьяной лавочке, да скоропостижно скончался в ужасающей нищете и полном забвении….
А далее, как водится по сценарию, начался в среде близких и сказочной элиты раздел «творческого наследия» гения, незаметно перешедший из разряда тихой, семейной кухонной склоки в грандиозное побоище государственного масштаба с нецензурными выражениями, сенсационными разоблачениями, «желтыми» статьями-телепередачами, откровенным мордобоем промеж шапочных знакомых, мнимых друзей и разноколенных родственников. … Да мы…! … Да я…! … Да он…! … Да из одной миски щи хлебали…! … Да в одной кровати спали…! … Да спасали…! … Да выручали…! … Да продвигали…! … Да помогали…!
Ничего не поделаешь, — вечная традиция-с….
В данной ситуации, как вы правильно понимаете, сама личность Ивана с его творческими взлётами-падениями уже абсолютно никого не интересовала. … Общественность жаждала знать «пикантные подробности» элитарной разборки на костях кумира. … Как же так?! … Мы не знали, не ведали. … Неужели?! … Во, даёт! … Чума! … Быть не может?! … А поподробнее? … Офигеть! … Врежь от души! … Вмажь промеж ушей! … Посылай подальше! … На три буквы хорошо, а на пять – лучше! … С ума свихнуться! … «Чердак» сносит!
……
Часы отсчитали последние секунды. … Прайм-тайм! … Брейк! … Аттракцион грянул….
……
— Какой человечище был наш Иван…! … С большой буквы «Хе»! … Какого вылупились…? … Я имел ввиду «Хомо сапиенса»! – кричал, захлёбываясь пеной, Емеля. – Мы ж с ним друзья – не разлей вода! … Он мне, как батьке родному, все свои тайны доверял. … Читали в газете? … Там моя статья так и называется: «Неизвестные стороны половой жизни похотливого гения». … Эх, молодость, молодость…. Бывало рванём на природу, наглушим щук динамитом, ушицы сварганим, да «заквасим» под самогоночку…. От бражки тоже не отказывались…. А потом – на печку, и погнали – баб по чуланам за сиськи тискать! … Войско царских опричников бесстрашно громили! … Долой царскую диктатуру! … Каждому деду – по неводу с русалками, каждой старухе – по новому корыту и пачку стирального порошка в придачу!
— Неслыханная удача!!! … Так вы ж самые настоящие диссиденты! … Борцы за свободу! … Наследники Прометея! … Птенцы Буревестника! … Продолжатели светлого дела Чипполино и Буратино! – подпрыгнул от счастья Липуня, норовя взасос расцеловать Емельку.
— В определённых кругах ими слыли. … Замечу без ложной скромности – спасители Отечества! … Не поверите…. Ох, настрадались за убежденья, ох, намаялись. … Однажды самого Воеводу поленьями промеж рёбер попотчевали. … Из бунтарских побуждений….
— А как же революционный задор?! … Стихия восстания…?! – визжал в эйфории Липат. – Кочегарили «угольком» топку?! … Керосинили «горючим» искру?!
— Поддерживали пламя демократии. … Какая ж революция, да без погромов винных складов? … Пришлось самую малость пригубить для … храбрости. … Литра три медовухи…. На каждого…. Сопротивлялись соблазну отчаянно, однако пережитки проклятого прошлого верх взяли. … Зато потом, цельные сутки в темнице томились! … Издевательства палачей терпели! … Прикиньте, двадцать четыре часа с большого бодуна и ни капли «росы» во рту….
— У-у-у-у-у…. Мерзавцы-ы-ы-ы-ы…. Каратели-и-и-и-и…. – неодобрительно загудела толпа, норовя немедля поддержать революционный задор якобинца.
Пришлось дать задний ход….
— Как говаривал незабвенный Александр Сергеич: «Я помню чудное мгновение….». … Может, кто чего…. Признается…. Покается…. – переключил кнопку Липа, закидывая удочку с другого берега. – «Любовь зла – полюбишь и козла». … Голубой петух – курам на смех. … Фантазии всякие…. Ориентация разная…. Не стесняйтесь…. Тут все свои….
— Помню, помню безобразника…. Он же ко мне ночью…. Да через окно…. Дай, говорит, милка, в щёчку поцеловать. … Ну, я и дала…. Для хорошего человека – ничего не жалко. … Кувыркались на папкином ложе до самого утра…. Ой, проказник-шалунишка…. Ух, рассмешил…. — замахала раскрасневшаяся Царевна-Несмеяна, прикрываясь батистовым платочком.
— И что…? … Как там у него с этим…? … С сатирой и юмором…. – хитро намекал шоумэн Липунюшка, скачками направляясь к Несмеяне.
— Не поверите…. Больше чем у Ваньки … интеллекта, в жизни не приходилось встречать. … Та-а-а-кой огромный! … «Гигант … мысли»! … И на все руки … мастер…. Выстрогал мне прынцэссу на горошине…. Юморист….
— А если поподробнее … про «столярный инструмент»…. – смачно сглотнул ведущий.
Но его бесцеремонно перебили в самый разгар экстаза.
— Люди добрые, не верьте ей! … Лярва! … Потаскуха! … Всё это чепуха с выдумками! – гневно прокричала Елена Прекрасная, содрогаясь конечностями. – Наглое враньё! … Не слушайте эту куртизанку! … Мы с Ванюшей в гражданском браке почитай цельный месяц жили – не тужили. … Штамп в паспорте не главное, главное – чувства. … Верна ему по сей день! … У меня от него пятеро – по лавкам. … Каким он был парнем…. Нежный, ласковый, заботливый…. Бил, но любил…. Книжку про нашу любовь пишу…. «Иванова лямур: от и до». … Да сужусь с этой сучкой – его законной супружницей Василиской Премудрой.
— Путана! … Курица бройлерная! … Не позволю марать честь и достоинство! – пальнула дальнобойной артиллерией Василиса
— Бурёнка яловая! … Му-му, му-му! … Да ты его, то «достоинство», хоть раз видела?! … Хотя бы издалека?! … А я прикасалась! … И не единожды…. – ответила шквальным пулемётным огнем строптивая конкурентка.
— Аферистка! … Самозванка! … Ведьма! … Мой Ванька! … Мой он! … – вскочила с кресла Василиса Премудрая, суя под нос разлучнице здоровенный кукиш. – Вали к своему Мальчику без пальчика! … Стерва кривобокая!
— Сама не лучше! … Кобыла толстозадая! … Под Крошечку-Хаврошечку «косишь»?! … Не тебя ли недавно в постели у Финиста ясного жена его застукала? … Сладка скалка-то? … Чё, думаешь под темными очками фингал спрячешь?!
— А я теперь женщина свободная! … Траур кончился. … С кем хочу с тем и сплю! … Но вдова законная! … И единственная правопреемница его творческого … капитала! … Что?! … Съела?! … Гляди, не лопни от злости! … Ишь, шалава, чего удумала?! … Нет у него детишек на стороне! … Моя книга воспоминаний скоро в свет выходит. … «В спальне со злым гением». … Там всё чистейшая правда. … Пил по-черному…. Курил, как паровоз…. Скандалил с матами и рукоприкладством…. Шлялся в притонах «красных фонарей»…. Не пропускал ни одной юбки…. А я терпела…. Крест безропотно несла…. И вот теперь мою славу и его деньги с гонораров какая-то залётная кукушка норовит присвоить?! … Накось – выкуси!
— Змеюка подколодная! … Он же тебя бросил, а спал со мной. … Опостылела ты ему хужей горькой редьки…. — не сдавалась Еленка.
— «Сучка не захочет — кобель не вскочит»! … Ведомо, каким местом ты его «меч-складенец» околдовала…. Молчать не намерена…. Все твои чары приворотные под нижним бельём запрятаны. … «Сто одёжек и все без застёжек»! … На шестой размер «карась» клюнул! … Славную «наживку» ты на его «крючок» навесила! … Залетел Сокол в сети…. Пусть все знают и видят! У меня не хуже! … Сравните качество! – задрав юбку, парировала Василиска с видом победительницы, демонстрируя публике то, во что вляпался незадачливый «рыболов».
Публика одобрительно зашушукалась.
— Да-а-а-а….
— «Весомые аргументы»….
— Стриптиз-з-з-з….
— Секс с Апполинарьей Греховой….
— Не промах Ваня….
— Кто ещё желает высказаться о творчестве корифея? – вещал сальным голоском Липунюшка, втюхивая гостям под нос микрофон. – «На чужой роток – не накинешь платок».
— Чё икру-то метать в замёрзшей проруби? … Ишь, распушили павлины перья! … Тьфу! – без разминки кинулась в дискуссию Сестрица-Алёнушка. — Козёл он, этот наш Иванушка. … Рога бы ему, балбесу, поотшибать.
— За что? – вцепился клещом в «рога» ведущий.
— За то…. Это вам лучше у супружницы Василисы полюбопытствовать. … Лось, он и в пустыне олень. … Сколько раз уговаривала баловня мельпомены: не пей без закуси, сивый мерин, не мешай водку с пивом.
— И много злоупотреблял Бахусом? – причмокнул от удовольствия Липа.
— Нет! … Всего лишь семь раз на дню, да семь — ночью. … Нажрётся, как свинья, и хлоп, – рылом в первую попавшуюся лужу. … А мне потом бездыханное тело братца тащи до дому на Сивке-Бурке. … Ещё и копыта распускал неблагодарный….
— Только копыта? – не отлипал шоумэн.
— Чего уж там. … Не стеснялся и поленом по черепку приложиться, и ухватом за горло поддеть, и кочергой по горбу отходить. … Завтра в продажу выкинут мой бестселлер — «Маленькие козлиные радости». … Там все выкрутасы подробно изложены. … Покупайте. … Читайте. … Я его выведу на чистую воду! … Омут раем покажется!
— Вот лошадь стельная! … Небось, мамка науськала? … Долго сор по избе собирала? … Старая дева! … Ты на себя в зеркало посмотри, кикимора болотная! … Какой Леший на такую розу-мимозу позариться? … Дубиной он её…?! … Ха-ха-ха! … Мало, скажу я вам! … Извела брата до белой горячки, а топереча жалуешься?! – осадила родственницу суфлёрской репликой Василиса.
— Пошла на …! …! …! …!
Пи-пи-пи-пи…. Тревожно застрекотал эфир, спасая моральные устои общества.
— Господа, будем взаимно вежливы. – ёрничал Липуня. – Нас смотрят маленькие дети. … Кто следующий?
— Вам-то что, а с меня он шкуру содрал! … Такая пальта была с подкладкой на бобровом меху. … Кожа натуральная – век не сносить. … Он манто – на поллитру поменял….– заквакала из угла Царевна-Лягушка. – Требую компенсацию за поругание над девичьей честью и моральные страдания.
— Зачем напраслину возводить? Ложь! … Взять-то нечего…. В нищете ж помер…. Щедрость сгубила. … На других всё транжирил. … Ковёр-самолёт подарил. … Скатерть самобранку задарма отдал. … Перекати – поле. … «В долгах, как в шелках». … «В кармане – вошь, да блоха на аркане». – донеслось эхом откуда-то из последних зрительских рядов.
— Трудно поверить…. – как-то сразу заскучал весельчак-рулевой, предчувствуя тупиковую ветвь в бесплодном диспуте о чести и сострадании.
А зря…. Даже из камня можно выжать каплю яда. … Если, конечно, поднатужиться пустыми мозгами….
— Заткнись, лапоть! … Не надо из него святошу лепить. … Что ты можешь знать?! … Открою жуткую тайну…. Ванька оставил после себя палаты белокаменные, три расписных терема, сундук с каменьями драгоценными да горы рукописей. … Подмахнул завещание по пьяной лавочке, и забыл. … Память в запоях потерял. … Обкормили мегеры волшебными яблочками. – осадила говоруна Лягушка.
— Матерая уголовщина! … Статья! … Четвертак – не меньше! – воспрял из пепла Липуша. – С колдовством надо разбираться по закону. … Обращаюсь к генеральному прокурору империи….
— Брось…. Сплошная «бытовуха», даже на пятнадцать суток не тянет. … Никого этим сегодня не удивишь. … О другом я, – о наследстве с приданным. … И как это понимать? … Всё этой стерве Ваське достанется?! … Когда его папашку с родственниками медом-пивом поила, жрачку им в печи готовила, обшивала-обстирывала круглый год, так Лягушка – хороша на побегушках, а когда гонорары делили, так пошла — вон, жаба прыщавая?! … Они у меня ещё попляшут камаринского на зоне! … В присядку с перебором! … В суде уже приняты к рассмотрению десять моих исков. … Свой миллион я из сей гнилой семейки с потрохами вышибу!
— Не обращай внимания на этих пустобрёхов, милок. … Гонор один, пустой «базар»…. Важности нагоняют…. Ничаво они про Ваньку не пендрят…. – нежданно-негаданно влетела на метле в разговор Баба-Яга. – Он к старушкам слабость питал…. Это…. Как его…? По-нонешнему, геронтофилом прозывалси наш тарзан…. Бывало, за полночь, приползёт ко мне на четвереньках…. Ну, в стельку, лыка не везёт, еле языком шевелит, а всё туда же! … Встань, молвит ласково, к лесу – передом, ко мне – задом. … Хи-хи-хи…. Уважит…. Ох, уважит…. Я его и парчой одаривала, и ступу импортную купила, и на лопате по курортам катала…. А как по нём сохла, как страдала…. Он же, кобель этакой, мне с избушкой на курьих ножках изменял…. Паскудник….
— Неужели и у вас, бабушка, диссертация об Иване к защите готовиться…? – наигранно изумился Липунюшка. – Кандидатская или докторская?
— Не-е-е-е-е, голуба…. Грамоте, серебряный ты мой, не обучена…. Но фотографические картины, с тех наших встреч, в потайном дупле припрятаны. … До поры, до времени…. Годики тикают, а процентики капают….
— Продать не пробовали? … Купцы за ценой не постоят. … Как — никак раритет, историческая ценность для потомков….
— Веду дипломатические переговоры с заинтересованными забугорными лицами из тридевятого царства…. Торг уместен лишь в условных единицах….
— Товарищи! … Стыдно! … «Нет пророка в своём Отечестве»! … Мы его теряем! … Пора бить в набат! … Прогрессивная сказочная общественность должна немедленно обратиться с запросом в Боярскую думу! … Поставить … проблему ребром! – патетически защебетал шоу-рулевой. – Не позволим всяким заморским «тугим кошелькам» расхищать нашу национальную гордость с достоянием! … Не всё измеряется «зеленью»! … У нас в государстве много патриотов, и золотых червонцев хватает! … Скинемся…. Купим Ивана оптом и в розницу!
— Цыц, шантропа! … Раскаркались вороны. … Устроили тут Куликово болото. … Чего вы на этих сварливых тёток зенки-то пялите?! … У них одно на уме! … Половой вопрос кончать надо! … У нас интеллигентная передача или рыночная барахолка? … Культурные ж люди собрались…. – возмутился Колобок, снимая подштанники, и демонстрируя родинку на интимном месте.
— Э-э-э-э-э…. – только и выдавил из себя Липка, поперхнувшись буквами.
– Вот я вас огорошу, так огорошу…. Мы с Ваньком с детства знаемся, в одной деревне росли. … По секрету…. Только между нами…. Мамаши у нас разные, а папашка – один…. Присмотритесь…. Зеркальное отражение…. Фамильное сходство, — никакой генетической экспертизы не требуется.
— Действительно…. – ненадолго замешкавшись от кардинального поворота событий, чесал затылок шоумэн Липунюшка. – Ба! … Открылись неизвестные факты репортёрского расследования! … Интрига! … Едрён коромысло! … Практически сиамские близнецы. … «Двое из ларца – одинаковы с … лица». … Извините…. С …. Затрудняюсь…. Как и произнести….
— А ты не стесняйся. … Жопа это. … Отечественная. … Самая натуральная. … Без силиконовых добавок и импортных красителей. … Что естественно, то не стыдно.
— Согласен…. Но у нас бесплатная реклама пластических операций запрещена. … Популизм не наш метод. … Лучше проследуем «станцию» без остановок….
— Погодь, голубь сизокрылый, дай покумекать. … Или чего-то не понял…? … Ты хочешь сказать, ежели я «живыми бабками» вашим шефам забашляю, то могу показывать в волшебное зеркальце всё шо душе угодно? … И даже …?
— За дополнительные ассигнации, пожалуйста! … На здоровье! … Даже «то» или «это»…. «Хозяин – барин»! … Но не сегодня, и после полуночи. … У нас другая тема. … Вернёмся на заданную орбиту….
— Хорошо…. Тоды топаем по скрижалям далее. … В подростках мы дюже шобутные были…. Приключения искали…, на это самое…, что вы запретили демонстрировать…. Представляете, как-то раз покатились мир покорять…. Ну, то-сё…. Забрели в кабак…. Накатили по шкалику. … Наткнулись на трактир…. Вмазали по штофику. … Ползём…. Встретили Зайца…. На ему – в морду! … Пересеклись с Волком…. Раз ему – в пятак! … Подкараулили Лисицу…. О-о-о-о-о…. Ладно, это не важно. … Нарвались на Медведя…. Трах-бах! … Нам попало по рылу. … В КПЗ загремели, на нарах очухались. … Согласитесь, есть о чём хорошем вспомнить и людям поведать….
— Вот! … Вот! … Уже лучше…. Это интересно…. – ожил Липа. – А почему Соловушка молчит? … Порадуйте зрителей баснями, звонкоголосый вы наш….
— Признаюсь честно…. Чудили с Иваном, по молодости, на большой дороге…. – раздухарился Соловей-разбойник. – Бывало нанюхаемся зелья, закусим мухоморами, на дуб влезем, сидим — песни горланим благим матом. … Вся округа на сотни верст разбегалась, богатыри по стогам сена прятались. … Концерт! … Попса! … Тяжелый рок! … Хэви мэтэлл! … Я у него за продюсера числился….
— Да, да! … «Металл» – это круто! – вдарил по струнам дирижёр Липунюшка. – Наши герои, получается, ещё и в песенном творчестве преуспели.
— А вы думали…. – важничал Соловушка, неспешно поправляя галстук. – Перед уважаемой аудиторией практически Ванькин соавтор – последний живой из могикан после Бетховена. … Прошу любить и жаловать. … Я, самолично, ему все сюжеты баллад надиктовывал, учил мальца нотной грамоте. … Гусли-самоблуды подарил с дарственной надписью.
— Ваш инструмент бесценен! … Вы открыли нам новые грани таланта гения! – выводил арии тенором ведущий.
— Чё бубнишь-то, контрабас? … Не расслышал…. Чирикай громче, попугай.
— Я говорю: Вы, практически, маэстро Страдивари с фабрики грёз….
— Ах, да…. Конечно, именно я отворил ему эксклюзивную калитку в мир шоу-бизнеса. … Он музыкальной премией обещал поделиться, подарить свой «Шепелявый патефон». … А с гран-при «Венеры Кальвадосской» вышла промеж нас совсем некрасивая история. … Общая ж победа. … Его только слова и музыка в шлягере, а остальное всё – моё. … Так и говаривал покойничек…. Мол, Соколик, в энтой статуэтке полуголой тётки с крыльями, половина тела – твоя заслуга. … Токмо не уточнил: та, что обнажённая, аль накидкой прикрытая. … Обманул, прохвост…. Все лавры себе присвоил….
— Жаль…. И расписки не оставил…?
— Увы. … Не при делах я ноне. … Теперь вот на слово никто не верит, а вдова знаться не желает. … Общество воров и негодяев! … Но я тоже о нём сагу слагаю. … «Соловьиные трели в творчестве Ивана-дурака». … Вот, моё интервью с Сорокой-белобокой о Ваньке во вчерашней газете отпечатали…. Надысь приглашен консультантом на съемки фильма «Иванофрения». … Помнят…. Не все забыли….
Тут уже, не стесняя себя в выражениях, полились новые сенсации от собравшейся публики…
— Припрётся, бывало, ко мне на конюшню после очередной вечеринки…. А башка-то трещит…. Чугунок раскалывается…. Лица у него на физиономии нет…. В очередную роль входит…. Мучается в поисках драматического образа…. – вспоминал с ностальгией Конёк-Горбунок, лупя себя в грудь копытом.
— А кого он репетировал? … В каком театре? … Имя режиссёра?!
– Не важно это для истории. … Э-э-эх, ма! … Скажет так пронзительно…. «Ругай меня, конь в пальто! Вот заложил в ломбард Жар-птицу…». … Тут, понимаете, идёт такая длинная … чеховская пауза…. Гамлет с Шекспиром отдыхают! … Мороз – по коже! … «Мёртвые с косами» шевелятся! … «И тишина…». … Талантище! … Через минуту продолжит задумчиво: «А что, дружище, не махнуть ли нам в тридевятое царство за огненной водой? … Похмелимся…?». … Чем не Немирович с этим…, с Данченком? … Вот оно – полное перевоплощение! … Удар молнии! … Гром среди ясного неба! … По Станиславскому – до запятой!
. И-и-и-и-и…? – сочно шмякнул себя в кадык Липка.
— Отчего ж не сгонять? … Тута не далеко бьёт ключом «источник жизни». … Плёвое дело — за углом у театра. … Не то, не то! … Пустяк же через горы перемахнуть, да море переплыть. … Одна нога — здесь, другая – там. … Слетаем в антракте, царевен с Тверского тракта прихватим, возьмём пару ящиков «сценариев» и репетируем неделю до следующего спектакля. … Но если честно…. Кто он был раньше-то? … Ноль без палочки! … Ничтожество. … Кочка на ровном месте! … Иван – крестьянский сын. … Вечный заложник роли второго плана. … «Кушать подано…». … А я его на широкий экран, во весь богатырский рост на своём горбу вывез. … И талант заблистал бриллиантами, заиграл всеми красками радуги. … Иван — царевич, жена – королевна, тесть – император. Из гнилой избы во дворец переехал. … И загордился «звёздной хворобой». Забыл, кто его в люди за уши вытащил. … Но я плохого не помню. … Сейчас вот телепередачу про забавы и зазнобы Ваньки-корешка клею. С понедельника в прокат шедевр пойдет на многомиллионную аудиторию….
— У меня на даче частенько гостил…. – внезапно разоткровенничался загадочный Кощей Бессмертный. — В баньке попаримся…. На бережке пивком побалуемся…. Заячьим рагу да утятинкой под хреном попостимся. … На балалайке симфонию сбацаем. … Гудели, аж земля тряслась!
— Но истина же в яйце скрыта…. – напирал с нахрапом Липунюшка. — Как там насчёт вредных привычек и запретного плода? … Всякие слухи бродят….
— Ни-ни! … Шампанское пили…. Коньяк пробовали…. Русалок вызывали…. Золотая рыбка опять же…. Был грех, – не отрицаю…. Бес попутал…. Но про то, что я его на иглу посадил – всё бездоказательная болтовня и кривда! … Эти сплетни про меня Елена Прекрасная распускает потому, что я отказал ей в протекции на роль Курочки Рябы.
— Удивляете вы меня…. Почему? … Она не дурна собой…. И фигура фактурная….
— А характер? … Гадюка! … От неё ж все Золотые Петушки из курятника по норам шарахаются! … Чего такая квочка высидит? … Она сама, пока Ванька по гастролям да съемкам мотался, крутила шашни с Илюхой Муромским. … И те детки тоже от него…. Все пятеро…. Иван здесь не при делах….
— Ах ты, старый педераст! – завопила в истерике красавица Ленка. – Да ты сам голубой амстердамский петух! … Сгинь, никчёмный пердун! … Песок вона из мотни сыплется, а всё туда же! … Завидуешь, что не с тобой, а с Ильёй! … Я ведь не посмотрю, что ты Бессмертный. … Сгною! … Связи у меня с нечистой силой широкие, а на каждого Кощея Бессмертного у нас свой срок пожизненный имеется….
— Заткнись, лярва! … Была — не была! … Эх, хотели правду-матку, – получите сюрприз! … Доставал ему маковое семя. … Я свидетель – кололся Ванька марафетом. … Не любил он ужасно это дело, но подсел прочно от смертной тоски. … Так и запишите…, но лучше без протокола. … Однако я вину искупаю…. Наладил производство его пластинок с кассетами, выпускаю календари, вымпелы, полотенца, майки с ликом гения. … Торговую лавку на кладбище открыл. … Поверьте, никакой материальной заинтересованности. … Чистой воды альтруизм. … Пропагандирую, так сказать, «за спасибо», его светлый образ среди широких трудящихся масс…. Несу высокую культуру в отсталые слои населения….
— А туалетную бумагу не пробовали соединить с ликом? – внеся рацпредложение, рванул в решающую атаку Липунюшка.
— Не сообразил…. Но идея ценная…. Слушай, серьёзно, — мне «фишка» нравиться…. Главное спрос устойчивый и курс не подвержен никаким колебаниям рыночной стихии….
— Хотелось бы услышать компетентное мнение экспертного совета…. – сменил направление контрудара незадачливый телеполководец. – Обратимся к его бессменному, почетному председателю, господину Змею Горынычу.
— Я завсегда Ваньку отстаивал перед властями, ренегатами и критиками! … Страстно желал его принятия в Сказочный Союз летописцев. … Авторитетом напирал в ущерб своей репутации, чуть из партии не вылетел. … Все были против кандидатуры! … Смеялись…. Ролей не давали…. С работы увольняли…. Травили…. Не пущали…. Пасквили сочиняли…. Вспомните…. Письмо от передовой общественности с осуждением антигосударственного творчества Ивана…. Срок ему «светил» и «небо в клеточку»…. А кто спас…? … Я!
— Демагог! … Чья же подпись под той петицией первой красовалась? — храбро чирикнул Соловей-разбойник из-за кулис.
— Ты, певун, мели, да не заговаривайся! … Я ещё с тобой разберусь, порхатый чирок-свистунок. … Дуну – и останется от героя кучка навоза. – умерил, до плинтуса, пыл бузотёра огненным шквалом Горынюшка. – Не скрою: была моя закорюка! … Бичуйте сатирой, люди добрые! … «Семь бед – один ответ»! … Но…. Одни — добровольно, а меня под пытками заставили. … Сам Царь грозился с должности снять, да сослать к черту на кулички. … Значится, и я от режима пострадавший. … Но опосля раскаялся в подлости, перевоспитался, исправился. … Ваня меня простил….
— Так надо воздать по заслугам…. – шлёпнулся с челобитной на колени Липа.
— За мной не заржавело. … Через пятьдесят лет членскую грамоту ему лично подписал…. А он возьми, да и «отдай концы» неожиданно…. Опоздали…. Не умеем…. Не научились мы ещё при жизни ценить наших классиков, пестовать национальное достояние, лелеять прогрессивные всходы…. Господи, земля ему пухом…. Вот, вспомните его великое…. Я говорит, нерукотворный монумент себе воздвиг до небес…. К нему, пишет, никогда не зарастёт лебедой просёлочная дорога…. Рифма – в точку! … Ямб его подери! … Как складно, шельма, вирши слагал…. Плакать от разбитых чувств хочется. … А кто надоумил? … Снова — Я! … Лабай, говорю, Ванятка, про статуй, пока тебя какой-нибудь залётный Дантист не шлёпнул из маузера, отметься обеими пятернями на звездной дорожке в истории-матушке….
— Так это вроде сочиненье поэта … Пушкина Александра Сергеевича…. – выпучил от удивления глаза Липунюшка.
— Серьёзно-о-о-о? … Вот те раз! … Что жа получается? … Некрасиво получается…. Значит и этот, как его…, ваш … Серёга Пупкин тоже у меня стихотворную идею с сюжетом стырил?! … Ты смотри, скока прытких плагиаторов-щелкопёров развелось…. Как тараканов. … Понаехали, понимаешь, всякие негры из Африкоф с Ефиёпиями! … Свого таланта не имеют, так у других анапесты с амфибрахиями тырят. … Надо бы в Страусгамбургеровский суд подать…. На обоих…. Авторское право нарушать никому не позволено, будь ты хоть сам Шарль Перрон или Ганс Харитон Андерсон. … Пущай неустойку оплатят, и с процентами….
— Да-а-а-а-а-а…! Под суд…! – неистовствовали присутствующие.
— Оглянитесь кругом! — двинувшись широким фронтом на невидимого неприятеля, обвёл Липат взором собравшуюся публику. – Вот они – истинные гении эпохи! … Перед вами! … А ещё нашу державу отсталой и безграмотной обзывают отдельные злопыхатели! … Посмотрите на сцену! … Сплошь величайшие писатели, поэты, композиторы, режиссёры. … Душа поёт и радуется! … Россыпь бриллиантов с изумрудами, и одни самородки! … Да у нас под каждым кустом — такие Чеховы с Гоголями стодолларовыми пачками упакованы, на пяти из четырёх углов – эти Достоевские с Толстыми в очередях теснятся, под любым забором – сии Эйзенштейны с Довженками штабелями валяются, у каждой пивной – свой набор Есениных с Блоками! … Покуда не оскудела землица сказочная!
— Оскудела-а-а-а…. Оскудела-а-а-а…. Оскудела-а-а-а…. – издевательски откликнулось эхом из-под потолка.
Вдруг зрительские трибуны заволновались. … Прокатился шепоток. … И… народ взорвался оглушительными аплодисментами….
— Встречайте! – изогнувшись в бараний рог, напрягся телом Липунюшка. – Наше шоу посетил са-а-а-а-м … Царь Горох! … Ваше Величество, а как Вы относитесь к Ивану?
— Ивашка-то? … Этот дурак, что ли? … Помню…. Помню такого щучьего потроха…. Он, открою секрет, для меня, ближе родного сына, хоть и много кровушки мне попортил. … Я ж ему — всё…. Я ж ему — пол-царства и дочку-принцессу в придачу…. Маяк египетский! … Вавилон! … Китайская стена! … Пишите указ! … Выдвинем в лауреаты…. Номинируем на народного… Памятник — из бронзы…. Нет, триумфальную колонну из чистого золота на главной площади будем ставить гению. … Аккурат, в том самом месте, где раньше гильотина возвышалась…. – причитал жалобно Царь, смахивая накатившую слезу.
Тут настал черед волноваться придворной челяди.
— Батюшка государь, так ведь….
— Он же того…. Он же … «приказал долго жить…».
— Да и Вашу светлейшую особу критиковать посмел….
— Неповиновение борзописец проявлял….
— Царскую персону, извиняемся, в дурацком свете выставлял….
— Дерзил…. Хамил…. Призывал….
— Эпиграммы едкие строчил….
— Оду во славу монархии писать наотрез отказался….
— … за что был в кандалы закован и сослан на каторгу….
— Матёрый уголовник…. Враг….
— Молчать! … Зла не помню. … Прощаю великодушно. … Он отбыл, искупил, а я осознал…. Ну, перегнул с топором…. Заблуждался…. С кем не случается? … И не возражать мне! … Музей его имени откроем, чтобы народ толпами валил, любовался на своего кумира. … Мертвые они ведь никому не мешают…. Ивашкино слово – не воробей, выпустил – не поймаешь. … А мы и не будем скоморохами по веткам прыгать. … «Поспешишь – людей насмешишь». … Поместим певуна в золотую клетку с амбарным замком, да решётку — покрепче. … Кое-чего лишнего из виршей вычеркнем, где надо тексты отредактируем, вредное заретушируем, и выпустим сборник его сочинений в глянцевой обложке.
— Уже сделано….
— Книги…. Памятник…. Бюст….
— Мемориальная доска…. Город…. Улица…. Площадь….
— Два музея…. Один — в стольном граде, второй – на малой родине.
— Всё чин по чину, всё честь по чести….
— Постойте! … Не забудьте, олухи, – небрежно махнул скипетром Самодержец, – мой портрет, перед Ивашкиным, в мемориале повесить, иначе самих вздёрну. … Сами знаете за какой орган. … Нет, лучше поместите картину Царя в парадном мундире, при всех регалиях, в полный рост, и с Ванькой в обнимку на самом видном месте главной картинной галереи. … Подданные должны знать, кто в моём государстве всех этих голоштанных талантов с паршивыми гениями медалями награждает, на пьедестал возвышает, пестует нежно, из грязи в князи за хобот вытаскивает, приближает к венценосной особе и … казнит. … Я здесь главный начальник и в искусстве, и в культуре! Остальные – массовка. … А ежели, что там кому не нравиться, или кто слишком умный возомнит себя этаким Грибоедовым с Радищевым, Пушкиным с Лермонтовым, то мы могём и переиграть милость на гнев…. Памятник с площади уберём, а гильотину с виселицей вернём на законное место….
……
Финиш! … Липунюшка только и успел выкрикнуть: «Конец эфира!», да и грохнулся от неожиданного финала в обморок….
……
Под бурные овации публики шоу на «Тухлой помойке» завершилось грандиозным … провалом….
……
Что ж наш Иван, спросите? … Парадокс…. Живёт он своим творчеством в памяти народной и разрешения у царей отчего-то не спрашивает. … Звучит по миру во весь голос. … Окружен от скверны истинными друзьями и ценителями, родными – верными да молчаливыми, заботливыми детьми да внуками. … Не липнет к нему никакая грязь с помоями и враньё со сплетнями. … Ибо он – гений! … А на его скромной могиле всегда огромная гора цветов возвышается. … И это, хотите — верьте, хотите – нет, важнее всяких монументов с памятниками будет. … Возможно даже не для него, а для нас с вами….

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (4 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +4 (from 4 votes)
Пусть говорят или последняя ода А. Малахову, 10.0 out of 10 based on 4 ratings

Оставить комментарий


Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>