22 июня 1941 года – кто в ответе? (или Несостоявшийся судебный процесс).

Воскресное утро. Столица…
Июнь… Сорок первого года.
Указ… Не взирая на лица…!
Врагам – зачитали! — народа.

Кавычки отбросим – не ставим.
Где грань провести и черту?
Кем был гениальный наш Сталин?
Извечный вопрос — в пустоту…
***
С конвоем по площади Красной
В подштаниках гонят вождя.
Так гнали этапы несчастных
На зоны – в ГУЛАГ, в лагеря.

У стен мавзолея поставлен –
В крови своих жертв изувер.
Объявлен предателем Сталин –
И росчерком красным: расстрел.

Толпа молчалива… С укором…
Фуфайки, шинели, бушлаты…
Он – бог, а подельники – свора.
Надежда в антихриста-ката…

Глазами людей пожирает…
Растерян — испуг и сомнения…
Продавший Христа, понимает –
Иуде не будет прощения.

Поверив, сравнялся с злодеем,
Фашистские орды впустил.
В маразме марксистской идеи
Россию в гробы уложил.

Соратники путают «дело»,
Сваливши вину на вождя.
Так проще – сидеть не хотелось.
Процесс начинался с ноля…

Лаврентия, выбив признания,
В чекистских пытали застенках.
Изменник! – даёт показания…
От страха трясутся коленки.

С живого содрали три шкуры –
Насильник, «немецкий шпион».
Штыком пригвоздив, диктатуры –
Пусть раем для Берии – СЛОН.

Наш Молотов с их Риббентропом?
Был в Мюнхене сговор до них.
Разрезали карту Европы…
Делили без нас – на троих.

Пакт с Гитлером — чётко отметим.
Не первый… Хитрит «дипломат».
Политики лично в ответе
За жизни советских солдат.

Подручный, хозяйский прислужник —
Взят Мехлис – холуй-комиссар…
Расправой грозя, безоружных
Под Вермахта танки бросал.

Репрессии? – дали согласие,
Одобрив тотальные «чистки».
Члены бюро? – «соучастие» —
ЦК аппарат, плюс, гебисты.

Вышинский – «стальной» теоретик,
Карманный вождя прокурор.
С «троцкизмом», покончив, отметим,
Народу объявлен террор.

Их подписи рядом стояли
Под списками в тридцать седьмом.
Но пишут, мол, духом не знали.
Про казни? — не ведали сном.

Доносы, аресты, парткомы…
Ягода — начало ГУЛАГа,
Комдивы, комкоры, наркомы…
Ежовская «рыла» шарага.

Тех душ загубили немало…
Расправы продолжил Лаврентий.
Из «ленинской гвардии» Сталин –
Единственный вождь и наследник.

Казнён Михаил Тухачевский,
Последовал Блюхер туда же.
Сидел Константин Рокоссовский
Клепали статью в шпионаже.

Будённый, Климент Ворошилов –
Их тактика конной войны.
Внезапность? – в мешке, словно шило.
На съездах и в песнях сильны.

Дивизий отборных две сотни –
Орудия, люфтваффе, броня…
В упор, не заметив, не видим.
Вождю — не перечить! – нельзя.

Проспали мы план «Барбаросса»…
Границы, прорвавши рубеж,
Три фронта смели – без вопросов!
Их «клинья» ударили в брешь.

Не все отступали… Вгрызались,
В «котлах», превратившихся в ад.
Остались, которые дрались,
Ни шагу, не сделав назад.

Стратегов — в свидетели строем.
От маршалов – правда нужна…
За чьи же просчёты, герои,
Сполна заплатила страна?

Виновных нашли очень скоро –
Конечно, «пустили в расход».
На Павлове кончились споры,
Заткнули и Жукову рот.

Довольно вранья, не трещите,
Устали от «культа» заслуг.
Теперь ваш черёд, отсидите –
Хозяин со свитою слуг.

Вердикт утверждается «тройкой»:
«Суд» «высшую меру» избрал.
Шагайте с кремлёвской попойки –
В Лубянки бетонный подвал.

«За трусость», «бездействие власти»,
За «сдачу оружия … без боя»,
«Развал управления войсками»,
За Родины честь, за святое.

За двадцать второе июня,
За гибель отцов – матерей,
В «заслуги» не орден, а пуля –
За все миллионы смертей.

Но казнь заменив «патриотам»,
Наш милостив добрый народ.
Прикладом – конвойные роты –
В тайгу, на Таймыр, на восход.

Кайлом чтоб вгрызались, лопатой –
Урал, Магадан, Колыма…
Под бомбы, в окопы, в штрафбаты…
На ходку: Бутырка – тюрьма…

Жрать стали баланду с ботвою,
С опилками трескали хлеб,
Очистки жуя, с шелухою,
Трудом искупали свой грех.

Всей доли народной «отведав»,
Из списка вождей хоть один,
Дожил бы, увидев Победу,
В огне с рейхстагом Берлин.

Загнулся в ГУЛАГе безвестным,
Полёг рядовым на войне,
Скончался без тронного места,
Без дырки в Кремлёвской стене.

Но тщетно с историей спорить:
Учебник состряпан – не трожь!
Людское приветствует море –
Вершителей в роли святош.

Увы, лишь фантазии… Глупо…
Мы, жертв, приравняв к палачам…
Их тени смердящие трупом,
Вновь явятся к нам по ночам…

Угрозу, учуявши сану,
Прут, кланяясь, к лобному месту.
Забудут про «стадо баранов».
Вдруг вспомнят о «братьях и сестрах»…

Примечание: Выражения:
«… превращаются в стадо баранов…»,
«за трусость», «бездействие власти»,
за «сдачу оружия … без боя», за
«развал управления войсками»,
приведены из совершенно секретного
«Постановления Государственного
Комитета Обороны Союза ССР».
Подписано лично и единолично:
Председатель Государственного Комитета
Обороны Союза ССР – И.В. Сталин.
16 июля 1941 года.
«Братья и сестры». – слова из обращения
И.В. Сталина к советскому народу
3 июля 1941 года.

СЛОН — Соловецкий лагерь особого

назначения. (ГУЛАГ).

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 8.2/10 (34 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +8 (from 8 votes)
22 июня 1941 года – кто в ответе? (или Несостоявшийся судебный процесс)., 8.2 out of 10 based on 34 ratings

Оставить комментарий


Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>