Колизей

Колизей. (не лирические размышления о параллелях истории)

После гибели жестокого императора Нерона вспыхнула гражданская война. Победу праздновал Веспасиан, провозгласивший себя новым императором. В ознаменование своего величия, он приказал построить Колизей. Присвоив себе полномочия «цензора», разогнал оппозиционный Сенат, назначив «послушных» сенаторов. Неожиданно заболел, но тяжелобольной, очевидно, ещё с «твёрдой рукой» продолжил руководить империей с больничной койки. Отойдя в мир иной, власть передал императору Титу (сын-наследник). Тит закончил строительство Колизея (рядом с римскими банями, где развлекалась и развратничала местная знать). Открытие Колизея Тит ознаменовал грандиозными боями гладиаторов, травлей зверьми, морскими сражениями. Каждый день старался совершать «благодеяния для народа». Был дважды женат. Скончался внезапно, но весь народ плакал о добром императоре, как о родном…

Аншлаг на трибунах — шумит Колизей.
На залитой кровью арене, раб убивает трезубцем раба.
От вида растерзанной плоти, костей,
римлян надменных, беснуясь, ликует, лютует толпа.

Цезарю, свите в угоду, телами
развлекая достойных граждан, отданы львам на потеху.
Мчатся, пыля, колесницы кругами,
призрачной ради свободы, спаты звенят о доспехи…

Пленники Рима — они вне закона —
равных себе, убивая, безвестны остались в скрижалях.
Веспасиана — в летопись после Нерона! —
строкой о величии вписать в мраморе, в бронзе, в металле.

Палец повёрнутый вниз без сомнения –
топот, крики со свистом, клинок — мгновенная смерти тень.
Возможно, окупятся в рае мучения,
гладиус острый — под сердце…, судный свершился день.

Палец вскинутый вверх – нате! —
дарована случаем жизнь — продлить разрешается муку.
Погрязшему сытому Риму в разврате,
тираном — по просьбе масс — разогнать от безделья скуку.

Не консул, не прокуратор – другой —
в центре круга, во взорах матрон один безымянный герой.
Раб, подняв окровавленный меч над головой,
возвысившись зверем рычащим, стонет над трупов горой.

Децемвиры о нём «позаботились», зная,
«грязную» сделал «работу», не человек, никто – гладиатор.
Он ненавидит их всех, презирая,
но вынужден взять эту «кость», милует Тит — император.

Рескрипт верховный поддержан, как знамя,
оптиматами – партией аристократов, популярами — волей низов.
Сидят они гордые рядом «столпами»,
отцы государства, римских «основ», себя, ощущая в роли богов.

Истории жезл уже занесён,
Близка неизбежность, над Колизеем склонились расплатой «весы».
Константином от рока Рим не спасён,
чашу терпения, испивши до дна, — конец! – отстучали часы.

Легионы держаться, стоя на страже,
центурионов — от Азии врат до Европы — восславил оратор.
С трибун Капитолия квиторам, в раже,
речь о свободах с правами, «мудро» вещает надменный сенатор.

Диктатор, взойдя, императором – сыт! —
«Хлеба и зрелищ»! – урок! – тиран уничтожил комиции.
Эхом несётся: «Даёшь плебисцит!».
Плебеи наивные в вере — республику «сдали» патриции.

До поры, пока тешатся граждане так,
их участь уже решена — вера наивна в «Двенадцать таблиц».
Заговор Брута, восставший Спартак…
Империя рухнула ниц, а варвары жгут города у границ.

Религии, классы смели…
Страны, увы, исчезают — величие античного рухнуло Рима.
Ни Август Октавиан — не спасли! —
ни Цезарь Юлий с Филиппом — истории месть неумолима.

Развенчанный, серою глыбой,
возвышается остовом Колизей могильным камнем эпохи.
От могущества с силой,
руины кругом, ничего – без следа! – пыльные жалкие крохи.

Египет, древние Греция, Рим, Вавилон —
призраком канули в Лету, в Стикс – в реку забвения.
Идеи империй и рабства прошли Рубикон.
Помнят ли опыт, не внемля ему, будущих жертв поколения?

Вопреки царя Грозного слову,
вознёсся спесиво над миром — Америки «четвёртый Рим».
Гладиатор послушен, орудие снова
В борьбе за ресурсы, где есть Вашингтон, но нету места другим.

Всё «победа Пиррова» спишет! —
нам демагоги вечно трубят — во все времена фарисеи-злодеи.
На континентах арены не слышат…
Рождают в руинах Олимпа, от ядерных дней, новые лже-Колизеи.

«Разделяя, властвуй» над классами.
Пряник с кнутом конституции… Снова грядёт «Крестовый поход»!
О равноправии, лживо бубня перед массами,
готовят войну… Их легионы бомбить летят на восход.

«Демократий» мерзкий позор,
прикрывает убожество и чистоган. Убив, украв, — к гуманизму?
Даешь контрреволюционный террор! —
цель примитивная, та же, одна: к господству с монополизмом!

***
Жаждут арены жертв, требуя крови поспешно,
сжигая человечество в огне диалектики — неисповедимы законы её.
Богослов изречёт: «Боже, прости и помилуй нас грешных».
Философ напишет: «Каждому по заслугам.», «Каждому – своё.».

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 8.0/10 (28 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +10 (from 12 votes)
Колизей, 8.0 out of 10 based on 28 ratings

Оставить комментарий


Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>