Русская литература

(слово о русской классике в современной литературе)

Вернувшись к нашим бедам ненароком,
Замечу скромно: Древний тот порок,
Тьма болтунов с пройдохами, пустых «пророков»,
Преследует столетиями то дежавю, то рок.

Года минуют, не скуднеет наша «нива»,
Произрастают всходами на поле сорняки
Из демократов либерального разлива
Вещают нам сентенции, аж пар идёт в свистки.

У современников, мол, отвращение ныне к книге,
В сём казусе на … классиков пеняй.
«Оковы» скинуты, разорваны «вериги»,
А Достоевскому с Толстым — прости-прощай.

Какой пассаж! Под нас они не изменили мира,
Не достучавшись словом и мыслью, до сердец!
Долой и Федора, и Льва! Не сотвори кумира,
Из школы – вон! Иначе всем — конец!

Стервятники усердствуют, сбиваясь скоро в своры,
И, стаей окружая, литературный трон,
Свои ли, пришлые клеймят творцов позором,
Их лай неистовый звучит со всех сторон.

Достоин пасквиль псов или славянских братьев,
С культуры начинать, оплёвывая всё.
Сыны неблагодарные России шлют проклятия
И, задыхаясь в ярости, клевещут на неё.

На пьедестал возводятся нацистские идеи,
Победа обезглавлена, оболгана война,
В дичающей Руси хозяйствуют халдеи,
Погрязли в шабаше… Охаяна страна.

Культура, нравственность? – подорваны устои,
Им Пушкин с Гоголем, как костью, — поперёк.
Мешают сторговать – за доллары – святое,
Для Чехова с Радищевым уже и срок истёк!

Сегодня, в дурно пахнущем, дешёвом водевиле,
На «Зеркало» пенять? Лукавство, господа!
Сгодятся опусы иных «светил» в сортире,
До «Солнца» не достать вам никогда!

С Прутковым в корень зрю: две стороны медали,
Горазды чужаков винить в немыслимых грехах.
Расправа скорая, чтоб втиснутся в скрижали,
Глухи, слепы завистники. И движет ими страх.

Историю корим, устроив перестройку,
Отставку требуем, в мораль возводим срам,
Швыряем впопыхах на свалку, на помойку,
Остатки совести, пропив, по кабакам.

Критерий «величавости» — довольно лицемерить! –
От премий государственных, от званий, орденов,
Дипломов и регалий! Мы продолжаем верить,
Что обучить писательству – возможно! — и ослов.

В интрижках закулисных, «съев собаку», —
Ох, шельмы, изворотливы ужом! —
Строптивцев с вольнодумцами — на плаху,
И ловко наших классиков «разложат» падежом.

Палач кто гениям … и судьи с прокурором?
Кто инквизиторы? — … собратья по перу !
Поэтишки дешёвые, мараки-щелкопёры.
Чего тогда, «касатики», … «метаете икру»?

Какой же враг неведомый халтуру публикует,
Духовную – сознательно – рвёт беспощадно связь,
А после ностальгически, как тетерев» токует?
«Элита», как бы «нации» помои льёт и грязь.

Бездарность усреднённая культурой верховодит,
От песен с кинофильмами тухлятиной смердит.
Что слышим постоянно мы? Да вопли о свободе!
Гламур попсы тусовочной «эстетику» творит.

А что ж народ юродивый? – поднимем снова тему.
Живот набив, безмолвствует, забравшись в конуру.
Освоил этот «рыночник» валютную систему…
Толстой и Достоевский — они «не ко двору».

«Старо предание»… Топчемся по кругу —
В образовании, отрицая прошлые века,
Стыдятся лаптя и крестьянина за плугом,
На «вшивой демократии», объехав мужика.

Тогда взахлёб слюной – истерика по свету:
Ату, ребята, Пушкина! Списали с корабля…
Разделаемся с Гоголем и с Чеховым в газетах,
Есенинщину – вон, Высоцкого – нельзя.

Островский с Грибоедовым смешны в нравоучениях,
И не удобен сказками нам Салтыков-Щедрин,
Крылова – настоятельно — пора предать забвению,
Некрасов простоватый, хоть был и дворянин.

Не актуален Лермонтов, к Европе Тютчев резок,
Тургенев скучен кажется. Так «требует народ»?!
Зачёркнут ныне Шолохов, Блок откровенно мерзок,
И Мандельштам с Набоковым? – заткнули тоже рот.

Астафьева, Распутина, Абрамова, Белова
Равняем с ретроградами. Отныне ушлый хам
Стрелою ядовитою по мёртвым хлещет словом,
Зачислив Маяковского, в отживший время хлам.

Твардовский – сталинист, бездарен Солженицын,
Булгаков сумасброден. — усердствует клеврет.
«Собачье сердце», вырастив, и пошлость без границы.
Стал Швондер или Шариков у нас … авторитет.

Вот эти окаянные, что мнят себя «идейными»,
На классику российскую, как тенью на плетень,
Наводят сплетни грязные под даты юбилейные,
Со сцен тапёры пыжатся, вещая каждый день:

Ну, кто все эти Ленские, Онегины, Печорины,
Базаров и Раскольников? С усердием слуги,
Докажут, что отжившее, своё уже отспорили,
А авторы, как водится, не меньше, чем враги!

Писаки с рифмоплётами! Затасканные темы!
Кого там обличают?! Зазнались! Над толпой!…
С Цветаевых, с Ахматовых кругом одни проблемы.
Нас заставляют думать мозгами… — головой!

Не медля реформировать! И, совершив подмену,
В кафтан «шутов гороховых» глумливо нарядить.
Где белое, там чёрное… «Прогресс да перемены»!
Под новые трактовки, в «застое» обвинить.

И, говоря по-правде, так вылезут из кожи…
Писатель опускается на … Горьковское дно,
Поэты – примитивщики. Ничтожна рифма, боже.
А критика безумствует, восславив барахло.

Конвейер отработанный: давите на рефлексы,
Редакциям, издательствам подай рублёвый нал,
Уродцы получаются и в текстах, и в контексте,
Тираж идёт на прибыль, превыше — капитал.

Не думайте, сограждане, что это исключение,
Кульбиты с «развенчанием» в России с давних пор.
Под разными предлогами, суть, ставя под сомнение,
Отчизну, душу русскую искореняет «вор».

Шанс есть, не всё потеряно. Русь, рано или поздно,
Очистившись от скверны, возвысится, как храм,
Возможно, через тернии, вздохнувши полной грудью,
Вернётся вновь к истокам, к кристальным родникам.

***

Ищи спасение в классике. Отбросим ложь стенания,
Она и смысл, и истина – грядущим поколениям.
Пускай наивно, но добро и к ближним сострадание,
Надежда, вера и любовь ведут нас к возрождению…

Примечание.
Сентенции – краткие изречения нравоучительного характера.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 8.3/10 (7 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +3 (from 3 votes)
Русская литература, 8.3 out of 10 based on 7 ratings

Оставить комментарий


Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>