Сомневающийся Фома

(о культуре и литературе конца 20-го, начала 21-го века)

Сижу, уныло думая: Куда, кому?
Эх, низко пал и докатился, братцы…
Как мне, но отчего-то не пойму,
Да подороже бы за дёшево продаться?

***
Поэт в России, изгнанный взашей,
Он вовсе не поэт — метаморфоза…
Не стоит даже ломаных грошей
Его бредовая поэзия и проза,
На пару фраз и мысль, и глубина,
Из штампов примитивнейший набор,
До дыр истёртые, испитые до дна,
Бомонда споры — несусветный вздор.
В запале, перепутавши желания
С возможностью, Гаврилы-мастера
В толпу кидают пошлые признания,
«Дешёвые», с эстрады, номера.
Двуличие отвратительное в маске,
Здесь процветает пакостная ложь,
А для строптивцев вдоволь чёрной краски,
«Гнездо осиное», не стоит, не тревожь.
«Великих» каста, избранных, маститых
Токует «за буграми», по дворцам.
Обласканные властью, пьяны, сыты,
Валютный счёт и глаз не выест срам.
Толкут бесперестанно воду в ступе,
Переливая из порожнего в пустое,
В «шедеврах» содержание просто глупо,
Гроша мотив задёрганный не стоит.
Под крики о разврате и упадке,
«Разводят» ширпотребом дураков.
На лесть, низкопоклонство дюже падки,
Кукушки громко хвалят петухов.
Их совесть не тревожит, им не стыдно
Моральную черту переступить.
Как гадко, и «досадно», и «обидно», —
Могу лишь за Высоцким повторить.
Под звон фанфар, я вижу мелкий шабаш.
Провозгласили «звёздами» себя
Недоучившийся мужик, хабалки-бабы,
По сути: блеф, «мышиная возня».
И что-то там твердят об устремлениях,
О судьбах Родины «свободою горят»,
Наследие топчут прошлых поколений.
Вдруг в откровениях, перейдя на мат.
Талант базарный сторговали ловко,
Естественно за денежки — а как? —
И угождать везде нужна сноровка,
Скандалы в прессе, хамство и бардак.
Кичатся «андеграунда» «столпами»,
Плетут про диктатуру с тиранией…
Но после вас и кто идёт за вами,
И что же будет с матушкой-Россией?
Дешёвый стих с нелепою строфою,
О вечном якобы, о добром что-то «сеют»,
С эстрады раскорячились толпою,
А мысль убогая и нищета в идеях.
Из всех щелей «элита» прёт нахрапом
В Есенины и в Пушкины с Толстыми,
Где нагло лезут, где-то тихой сапой,
И пыжатся болванами «крутыми».
Халтуру гонит беспардонно плут,
Галдят с экранов мелкие кликуши.
Политики правдивей, честно лгут,
А рифмоплёты нагло лезут в души.
Клеймят и, грозно сжавши кулаки,
«Глаголом жгут» в патетике сердца,
А после — отобедать в … кабаки,
Полапать баб, накушаться винца.
Им Лермонтов явись? Зачем слепым?
Стоять перед незрячими очами?
Булгарин вдруг покажется святым,
В сравнении с рыночными горе-палачами.
Лауреатство, звания, ордена..,
Когда фальшивы их бесплодные потуги,
Им некогда творить. Смотри страна:
Тусовкой демонстрируют «заслуги».
Не мною сказано: как скверна далека —
От Родины, про «пропасть от народа».
И классики – про «нравы-времена»,
Чумою на Руси — «изменчивая мода».
Как дико о морали размышлять…
Зачем терзаться в муках и в сомнениях?
Не лучше ли «шуметь» и опошлять,
Лишь ради чтива, ради развлечения.
Со смертью Солженицына надысь,
Перекрестились, молча, позабыли.
Негромко — тихой сапой отреклись,
Страницу прошлого столетия закрыли.
Про девятнадцатый — в сравнениях тоска —
Набор убогий от стандартов пустословия,
На строчку гениев – библиотек тома,
Суть похоронена под грудой бестолковия.
А что касаемо талантов — хитрецы! —
Вчерась «великий» плёл через газету:
— В России не рождаются творцы!
Никто не возразил «авторитету».
Там в каждой строчке было его – «Я»,
Самовлюблённо-искривлённый рот.
Подумалось наивно, не скорбя:
— Сейчас «от скромности» наш юбиляр «умрёт».
— Достойных нет! — талдычат глухари,
При паспортах заморских — все персоны.
Доходом, славой те «поводыри»,
Делится не спешат, не слышат стоны.
Без реверансов собственно видна
Позиция «жрецов» неповторимых,
Но «кормит» монополия сполна,
И тесно на Олимпе «херувимам».
Тщеславны карлики в шутовских колпаках,
Себя бессмертными волхвами объявили.
Дорвавшись, окопавшись на верхах,
Российскую культуру прокутили.
По-барски, снизойдя надысь, в «низы»,
В нравоучениях черни преуспели,
А в поисках доходов и маржи,
Все средства хороши для нужной цели.
Издатель, пресса, критики – горой,
И «имя» громкое печатно — на обложке,
И «генералов свадебных» удобненькая роль,
А молодым останутся лишь крошки.
Не жалко мне беспечных простаков…
Прорваться свежим словом к сей «верхушке»?
Мечты несбыточны блаженных дураков:
На выстрел не подпустят их к кормушке.
Пока дозволено глупцам стучаться в «дом»,
Но призрачна наивная надежда,
Ведь вышвырнут, под зад дадут пинком,
А пьедестал достанется невеждам.
Ещё страшнее — быть или не быть?!-
Поэтов через кассовый расчёт
К правописанию с рифмой приучить.
Жаль, нива новых всходов не даёт…
Когда в мозгах лишь ветер, — ни черта! —
«С пером дружить» никак не удаётся,
Трудиться в поте, от зари и до темна —
За рубль не пишется, за пайку не поётся.
Зачем нам Блок, сам Пушкин нам не брат,
Другой России не до лирики и прозы,
Опять по кругу болтовня стократ,
Согнутые, услужливые позы.
Поэты не нужны в журналах мод,
«Прогресс» один — в у.е. макулатура,
Писатель куртизанкой смотрит в рот.
Кому важна сейчас литература?
Но как не унижаться, устоять?
Немудрено давиться за подачкой…
Послать к чертям! – и больше не писать,
Не бить поклон, не ползать на карачках!

***
Погряз в соблазнах современный человек,
Строфы разорвана «лирическая нить»,
В литературе наступает пошлый век,
Заветы Пушкина, увы, не воскресить.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (3 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +3 (from 3 votes)
Сомневающийся Фома, 10.0 out of 10 based on 3 ratings

Оставить комментарий


Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>