Вологодский перепляс (история в стихах)

(от прошлого до настоящего)

— 1 —

Плясовая «от печки» — 1147 год

Среди боров дремучих родилась наша Вологда,
От рек Шексны до Сухоны — торгового вдоль волока.
По рекам и озёрам славяне-новгородцы
Через тайгу, болота прошли первопроходцы:
Ушкуйники с купцами, отшельники-монахи,
Охотники за мехом. Презрев опасность, страхи.
На берегу, построив у «ясных», «светлых» вод,
Селение православное, свой основав приход.
И кто-то двинул дальше на север да к Уралу,
А многие остались, дав Вологде начало.
Герасим Преподобный искал «великий лес»,
Край сей считался дальним — окраинный рубеж.
Из города из Киева шёл строить монастырь.
За Пресвятую Троицу… — то сказка или быль?
Немало удивился, по Божьему велению,
Посад увидел Средний Христова Воскресенья,
Что на «площадке» высился да с выходом к реке,
Прозванием «Ленивыя» на Малом на торжке.
На землях наших северных – отметим эти вехи —
Славяне появились ещё в девятом веке.
До Белозерья самого – торговые пути,
Здесь дань платили Киеву, входя в состав Руси.
Со смертью Мономаха — раздоры да разделы,
Русь Древняя дробится на княжества-уделы.
В одиннадцатом веке, скрестив меч и пики,
Делили непокорный, богатый край и дикий
Князья Ростова-Суздали и Новгород Великий.

***

Река Вологда — в переводе с финно-угорского языка,
проживавших здесь племён, означала «светлая», «ясная».
1147 год основания города Вологда. «В лето 6655…
приде преподобный отец Герасим… к Вологде реке,
ещё до зачала Вологды, на великий лес на Средний
посад Воскресенья Христова, Ленивыя площадки
Малого Торжку, и создал пречестен монастырь во славу
Пресвятые Троицы…». «Сказания о чудесах
Герасима Вологодского».

***
Град строился, разросся – нас не аршином мерь,
Уделом Новгородским вошёл в состав земель.
Ладьи вздымали пену, волну гоня веслом,
Торговля процветала, был славен ремеслом
Гончарным и столярным — тут люд мастеровой,
Пушнины заготовкой да каменной резьбой,
И в кузницах ковали, упорные в труде,
Владели предки счётом, письмом по бересте.
Народ селился разный… — амбары, закрома,
Богатство с ратным делом. Хоромы–терема,
Часовни, церкви первые — с крестами купола,
Причалы корабельные из тёса и бревна
Да избы с тротуарами. По плотницкому делу
Всё крепко, основательно и срублено умело.
Богат был край и рыбою, и дичью, и зверьём,
И в грамотах помянут. Издревле род ведём.
Тогда же Долгоруким заложен град Москва.
По летоисчислению… Не вычеркнешь слова.

***
Герасимом на Вологде – с преданий сдуем пыль –
Был Троицкий Герасимов основан монастырь.
И числился он первым из летописных книг,
Для нас событие главное, в истории лишь миг.
Епископ Новгородский народ благословил,
Успения — церковь первую, как пишут, освятил.
Святой Прилуцкий Дмитрий искал у нас покой,
Им монастырь основан, при луке, над рекой.
Дорога вдаль петляя, вела сквозь «бесов лес»,
Разбойнички шалили у этих страшных мест,
Отшельники селились, скиты в тайге росли,
От инока Кирилла обитель возвели —
Кирилло-Белозерский, Спас-Каменный узри,
На север — Ферапонтов… Росли монастыри.
Столетия город строился на северных просторах
От деревянных храмов до каменных соборов.
В веках предстала Вологда в Отечества свершениях,
Хранимая народом, — от своего рождения —
Молитвами заступников да Божьим провидением.

***
Церковь Успения Пресвятой Богородицы в Вологде
1303 года постройки упоминается, как первая,
известная в летописях, Вологодская церковь.

***
От Рюрикова корня – наследники-князья
Святую Русь делили, сжигая и казня,
Военные походы на Киев, Тверь и Псков,
Владимир и Чернигов, Смоленск, Рязань, Ростов.
За троны и уделы, за «шапку Мономаха»
Испили чашу горя. Русь натерпелась страха
Пока князья вершили, до оного, до рока,
Откуда и не ждали – беда пришла с востока.
Кочевники напали… — уже их близок стан,
Вёл орды иноверцев Чингис – могольский хан.
Нас миновало горе, но именно тогда
Русь погрузилась в войны на долгие года.

— 2 —

Не половецкие пляски

Нашествие Батыя, как беспощадный смерч,
Несло опустошение… — на Русь спустилась смерть.
Рязань, Владимир пали… Сломив сопротивление,
На Ярославль, к Ростову хан устремил течение.
И Углич с Костромою сожгли да разорили,
Торжок и Тверь монголы в руины превратили,
Часть двинула на Волгу, на Галич, в Городец,
На Новгород Великий… — так близок был конец.
Но у реки, у Сити, Ростовский князь Георгий
Дал бой кровавый, лютый превосходящим ордам,
Отвергли уговоры, предательство и срам,
Погибли, но не сдались Отечества врагам.
Сей подвиг беспримерный — героев не вернуть —
На Вологду, на Новгород закрыл татарам путь.
Орда остановилась, владея Костромой
И Ярославлем. Дальше… – на север ни ногой.
«Отведавши» Козельска, хан Батый подавился,
За Дон, в сухие степи бесславно удалился.

***
Тверь «руку наложила»… Всем подати подай
Людьми, скотом да хлебом – опустошали край.
Меж Новгородом с Тверью, показывая нрав,
Пир «заварил» кровавый Тверской князь Ярослав.
Князь Александр Невский сражался с Ярославом,
Не уступали братья ни титулов, ни славы.
От хана от Батыя – стал Александр первым –
Ярлык уже получен, затем – от хана Берку.
Но, возвращаясь к дому, великий умер князь
И Ярослав – в наследство – вдруг получает власть.
С кончиной Александра, он клялся новгородским
Не посягать в уделы — не трогать Вологодских,
Ни Пермь и ни Печёру, ни Волок, ни Югру…
Да крестным целованием обет дал на миру.
Ни Ярослав, ни Новгород, увы, не держат слово,
Такие были нравы — обманом жить не ново.
Но важно… В договоре находим мы признание:
О Вологде впервые звучит упоминание.

***
1265 год подписания великим князем Ярославом
Третьим договора с Великим Новгородом.
«Здесь в первый раз упоминается о городе
Вологде, которая, по тамошним церковным
запискам, около 1147 года была торговым
местечком, окружённым лесами, а в следующие
времена городом знатным, обнесённым каменною
стеною; развалины её башен и ворот доныне
приметны».
Н.М. Карамзин «История государства Российского».

***
Шли княжеские распри и каждый захотел
Богатства, больше власти и свой иметь удел.
Дружинами тверскими вступил князь Святослав
С татарскими отрядами. Кто сильный тот и прав?
Лукавый Ярославич, душою не святой,
Сжёг Вологду, разрушил с монгольскою ордой.
Предав огню, разграбив, на сим остановился,
Но с властью Новгородской никак не примирился.
Василий Ярославич, в княжении Костромской,
Не против прираститься на Вологде землёй.
И Александра Невского потомки-сыновья
Андрей и Дмитрий метили в Великие князья.
В союзе, да с Ногаем, не выбирая средства,
За Новгород сражались и за отца наследство.
Андрей же поплатился, смерть Дмитрия нашла,
Их сохранила летопись злодейские дела.
Михайла Ярославич наместника садил,
Тверской обманом правил, у нас он был не мил.
Тиун его — «на Вологде», но возразить не смеет,
А Новгород Великий, не правит, но владеет.
Князь Михаил — к монголам, просил Москвы свержение,
Ярлык желал ордынский на высшее княжение.
Георгий князь Московский с Тверским затеял спор.
Узбек был не преклонен — хан вынес приговор.
Князь Михаил под стражей, татарами пленён,
Ордынцами жестокими немедленно казнён.

***
При Калите Иване, прозванием – «кошелёк»,
Нам задышалось легче, не глядя на восток.
Соль, рыбу добывали, мех, лён и серебро,
Лес с мёдом поставляли да разное добро.
Исправно откупались – не оскудела длань,
Забыли про баскаков – своим платили дань.
На земли Вологодские — вот бесконечный сказ! —
Как говорится издревле, все «положили глаз».
Но Новгород упорно делиться не хотел,
И Калита конечно строптивость не стерпел.
Стремясь казну пополнить, к Двине решил: В поход!
Зимой стрельцов отправил – плачевен был исход.
Тогда, смирив гордыню, полтыщи взял рублей,
На силу не надейся — с деньгой оно верней.
Дарами с уговором — он цену лести знал —
До Белого до озера землицу выкупал.
А на Тверского князя Иван послал донос —
Ордынцы и казнили… Какой с Ивана спрос?
Князей не трогал наших, умерив жаркий пыл,
Хитёр он оказался – умом сметливым слыл.
Да счастье то не вечно. Все жаждут управлять,
История-плутовка оборотилась вспять.

***
Москвы соперник – Новгород. Не миновать войны:
И Вологда, и Устюг не раз разорены…
Донской, чьё имя Дмитрий, имея хитрый план,
Сначала покорившись, в монгольский едет стан.
Донской спешит к Мурату… Заветный дан ярлык,
Затем и — от Авдула… Тверскому – нет! — вердикт.
К Мамаеву Султану — князь Михаил из Твери
И к Ольгерду литовскому… Но не добился цели.
Опередив соперников, Мамаю угодил,
Опять ярлык заветный Князь Дмитрий отхватил.
И к княжеству Московскому с уделами у города
К владениям многочисленным добавил земли Вологды.
С тех пор у нас на Вологде «Суд чинят.., да расправу»,
Наместников уж трое — все равные «по праву»,
Москва, Великий Новгород и Тверь — таков итог.
Терпели вологодские… и миловал нас Бог.

***
И Белозерск, и Вологда – за Дмитрия Донского,
Сражались вологодские на поле Куликовом.
Князь Дмитрий «расплатился» за годы унижений:
Мамаю с его воинством наносит поражение.
Русь встала под знамёна в дружины и в полки,
Внесли в победу лепту и наши земляки.

***
Часть Вологды отходит, как «промысел» един,
Владеет князь Василий — под номером один.
И церковь православную – вновь закипели страсти –
Москва, Ростов и Новгород делили на три части.
Свои «три шкуры драли», «открыв беде врата»,
Не ведали-гадали — вновь на Руси беда.
От междоусобных распрей — вокруг опустошение,
Татарские набеги… Мор, гибель, разорение…
Хан Тамерлан ужасный вдруг взялся ниоткуда,
В те времена былинные Бог посылает чудо:
Икону Божьей Матери Владимир дал Москве.
Молилась Русь, крестилась со страхом и в тоске,
Дружины собирали, смертельный видя бой,
И Тамерлан хвалёный бежал на юг с ордой.
Ливонцы не дремали… — измены тяжек груз,
И Новгород Великий вступил с врагом в союз.
Василий, твёрдый в воле, потребовал: Не ждать!
Сей договор продажный с ливонцами порвать.
Жаль, Новгород напрасно отверг, не поумнев,
Отказом вызвал сразу Верховный княжий гнев.
Василий отсылает к Двине большую рать,
А Фёдору Ростовскому – наместником там стать.
Столичный воевода, по прозвищу Альбедов,
Москве нас подчиняет, отпраздновав победу.
В ответ же новгородцы жестоко отомстили:
На Белозерск – походом, безжалостно спалили.
В осаду брали Гледен, жгли без пощады Устюг
И Кубенскую волость, у Вологды, где Устье.
Пред силой новгородской Москва вступила в мир,
Так, Вологду с Двиною, Василий … уступил.
Воюя то с ордою, то с немцами, с Литвой
Московский князь Великий неравный принял бой,
Когда ж окреп на царстве, взял Муромский удел,
И Нижний подчинился под новый передел,
От споров да раздоров пал Новгород в сражениях,
Вновь Вологда признала Московское княжение.

***
Второй Василий Тёмный с Шемякой власть делил:
Жгли, грабили нещадно — не счесть людских могил.
Шемяки брат Василий, по прозвищу «Косой»,
Мечтал владеть и титулом, и троном, и Москвой.
Два раза шёл он к Вологде с дружинами в поход,
Захватывал и город, пленил и воевод.
На Вологду «изгоном» Василий сел Косой,
Носил он пояс князя. Хозяин был … Донской.
Василию Косому так поступать негоже,
Наследники Донского претендовали тоже.
Намёк на высший титул — дела превыше слова! —
Разбит на поле брани под городом Ростовом.
Московский князь Василий сан не желал делить,
Отдал приказ: Немедля Косого ослепить!
Косого брат, Шемяка, Московского пленил,
Так стал Василий – «Тёмным» — Шемяка глаз лишил.
Отпущен вскоре Тёмный, оставшись не у дел.
Шемяка даровал ему на … Вологде удел.
Обиды продолжались, посеявши вражду,
Борьба за трон Московский накликала беду.
В ту в зимнюю годину опять война ждала
И ратью многочисленной чинили много зла,
Дружинами Шемяки наш осаждали город.
Спасли два «белоризца». — бытуют разговоры.
Спустились те посланцы – два ангела с небес,
Мечами покарали — заступники за крест.
И в память «белоризцев» воздвигнута часовня.
Развалины немые… Но память – не безмолвна.

***
Москву, с Верховным титулом, Василий завещал
Ивану… Стал тот Третьим — разумно управлял,
А в «малое княжение», на Вологду «помазан»,
По воле князя Тёмного Андрей Меньшой посажен.
Походами муж славен… Увы, забыт сейчас,
В Руси родства не помнят — нас не понять подчас.
Меньшой с Иваном Третьим брал Новгород в осаду,
Богатые наделы заполучил в награду.
И с ратью Вологодскою «стоял» он на Угре,
Покончили мы с игом… — конец татарской тьме.
Но Бог прибрал Андрея… При жизни задолжал,
С расплатой не замедлил – брат земли отобрал.
Судьба другого брата Андрея, но Большого
Закончилась темницею, что тоже нам не ново.
И Дмитрия с Иваном — Большого сыновей —
Из Белозерска в Вологду сослали поскорей.
У Новгорода Вологду и веси, что далече,
Иван забрал отныне, как сказано, навечно.
Про вольности забыто. Отныне частью царства,
Уездом мы остались в Московском государстве.
И двинули от Вологды на Кокшеньгу да Устюг,
От Ваги размахнулись до Сухонского устья.
Важане с устюжанами да с Вологдою сильной,
Прибрав Печору с Вяткою, объединив усилия,
Через Урал ходили… Русь приросла Сибирью
Задолго до известных походов Ермака.
Заслуги вологодские — истории строка…

***
Настигла смерть Ивана, оплакали кончину,
А Вологда досталась его родному сыну.
Василий, он же Третий, развёлся. Холостой.
Жену постриг в монашки, отправил с глаз долой.
В супруги взял Елену — к нам с Глинскою бывал,
Наш монастырь Прилуцкий проездом навещал,
Кирилло-Белозерский. В Спас-Каменный отплыл,
У Господа, у Бога, наследника просил.
Христос мольбы услышал. Его ли в том беда?
Послал он князю сына – Елена родила.
В три года сын Ванятка власть получил в Руси,
Не знали кем он станет, что ждало впереди.
Тираном – предстояло, жестоким и безбожным,
Великим и ужасным царём Иваном Грозным.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 8.2/10 (29 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +13 (from 13 votes)
Вологодский перепляс (история в стихах), 8.2 out of 10 based on 29 ratings

Оставить комментарий


Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>